22 сентября 2008, 11:24
Поддержка правительства существенна для предприятий птицепрома, но немногие бизнесмены верят в комплексность протекционистских мер.

В конце августа текущего года зампредседателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергей Лисовский сообщил, что на складах за полгода скопилось 300 тыс. тонн (в том числе 250 тыс. тонн российского производства) нереализованного мяса птицы.

Причиной перенасыщения рынка стал слишком большой объем импорта (до 40% рынка). Объем продаваемых нам «ножек Буша» не зависит от внутренних потребностей, а определяется соглашением с США, подписанным в 2005 году в рамках переговорного процесса по ВТО. Активы наших производителей уже заморожены на 25−35%, а для того чтобы соблюсти условия соглашения, власти вынуждены и дальше тормозить развитие аграрного сектора.

Еще в 2003 году правительство ограничило поставки мяса птицы в Россию путем введения квотирования на импорт. Эта мера помогла привлечь инвестиции в отрасль и обеспечить ее рентабельность, однако предотвратить кризис перепроизводства она не позволила. «Сегодня представители власти вновь заявляют о приоритете стратегии продовольственной безопасности страны и даже говорят о подготовке соответствующего закона», – отмечает директор по развитию птицефабрики «Роскар» (Ленинградская область) Егор Яковлев.

Потенциал российских производителей сегодня достаточно высок, и чтобы заполнить прилавки магазинов российской курятиной, необходимо, по разным оценкам, от полутора до трех лет. «Для этого нужна хорошая программа импортозамещения, которая, с одной стороны, предусматривала бы реальную помощь аграриям, субсидирование сельхозпроизводства, а с другой – ежегодное сокращение импорта», – считает Лисовский. С такой программой мы сможем задуматься и об экспорте.
Быстрее, выше, сильнее

Птицеводство привлекает инвесторов еще с конца 1990−х годов. Во-первых, спрос на куриное мясо растет высокими темпами. Во-вторых, активному развитию птицеводства на фоне других секторов животноводства способствует быстрая окупаемость вложений. «Цикл выращивания цыпленка – 40 дней (свиньи – 180, теленка – 450). Срок окупаемости всей птицефабрики – всего около полутора лет, при том, что свинокомплекс окупается лет за пять», – рассказывает аналитик мясного рынка Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Роман Кипоть.

Уже сейчас основные производственные силы в мясном секторе сосредоточены на птице. «Последние три-четыре года объемы производства в птицеводстве росли на 15−18%. Сейчас отрасль находится на пике рентабельности», – добавляет генеральный директор агрохолдинга «АПК „Рубеж“» (входит в ГК «Рубеж») Александр Боснак.

Регулирование импорта мяса птицы дополнительно способствовало росту инвестиционной привлекательности отечественного птицеводства. «Многие крупные холдинги, которые ранее не занимались мясом птицы (например, „Продо“), уже обзаводятся собственными птицефабриками», – подтверждает Кипоть.
Курс на продбезопасность

Покупкой и реконструированием птицефабрик занялись и компании-импортеры (ГК «Рубеж», «Оптифуд», «Белый фрегат»). «Импорт перекрывается сейчас, и понятно, что он будет перекрываться далее. Если у импортеров на складах не появится аналогичная продукция собственного производства, то не появится никакая и они потеряют долю рынка», – говорит Егор Яковлев.

Импортерам комфортно работать со знакомым рынком. К тому же потребительский спрос по мере роста доходов населения склоняется в пользу отечественной продукции. Сыграла роль и информация о массовых заболеваниях домашней птицы, и рост спроса на охлажденную продукцию (ведь только мясо местного производства может поступать в продажу охлажденным).

«Наличие собственного мясного сырья позволит нам расширить ассортимент за счет охлажденного мяса и снизить зависимость от импорта, что отвечает государственным интересам в области продовольственной безопасности», – считает Александр Боснак. Пожалуй, риск потери контроля над ценообразованием на внутреннем рынке и стал основной причиной развития собственного производства импортерами.
Как слезть с окорочков

В настоящее время отечественное мясо птицы примерно в полтора раза дороже аналогичного импортного. В результате вся провинция до сих пор сидит на импортных окорочках. «Ощутимая разница в цене объясняется многолетними госдотациями зарубежным фермерам, – добавляет Боснак. – И даже если мы по объемам производства готовы полностью заменить импорт, то остается открытым вопрос, все ли население готово платить больше».

Ясно, что обеспечение приемлемых цен при сохранении качества – непосильная задача для отдельно взятой компании. Но она стала и стратегией государства, пошедшего навстречу бизнесу. В рамках национального проекта «Развитие АПК» предусмотрено субсидирование двух третей процентной ставки по кредитам на строительство и модернизацию птицефабрик с возможностью компенсировать еще одну треть ставки из регионального бюджета. «Банки достаточно охотно дают кредиты на общих основаниях. Однако ставка финансируется исходя из ставки рефинансирования Центробанка, равной 11%. При этом даже Россельхозбанк дает минимальную ставку по кредиту 15,5%. Соответственно, 4,5% мы оплачиваем сами», – сетует Яковлев.

Впрочем, некоторые регионы предоставляют дополнительные преференции сельхозпроизводителям. «В соответствии с региональным законом об инвестиционной деятельности Псковской области инвесторы платят сниженный налог на прибыль и на имущество», – приводит пример Александр Боснак.

Целый ряд хозяйств сегодня возрождается и модернизируется. Так, проект комплексной модернизации реализуется на птицефабрике «Первомайская» Псковской области (принадлежит ГК «Рубеж»). В рамках нацпроекта в предприятие будет вложено 876,9 млн рублей.
Усиление сильного

Импортеры применяют комплексный подход. Так, упомянутая ГК «Рубеж» с лета прошлого года вложила в реконструкцию пяти птицефабрик в Псковской и Новгородской областях 2,24 млрд рублей, намереваясь к 2015 году занять 6% российского рынка.

Вслед за импортерами покупкой российских птицефабрик занялись и зарубежные производители. Недавно голландская компания Agro-Invest Brinky A.V. объединила принадлежащие ей активы птицефабрик «Северная» и «Ломоносовская». При этом в июле у «Ломоносовской» появился новый акционер – швейцарская компания Ruhold AG. Если в 2006 году рынок оставался сильно фрагментированным, то сегодня отчетливо прослеживается тенденция к консолидации отрасли. «В странах сельхознаправления (например, в Бразилии) рынок контролируют пять-десять компаний. На мой взгляд, мы также к этому идем», – уверен Роман Кипоть.

На фоне концентрации активов на лидирующие позиции выходят холдинги, создающие полный производственный цикл. «Вертикально интегрированные структуры, производственный цикл которых включает все, от выращивания птицы и производства кормов до доставки готовой продукции в магазины, имеют больше шансов на успех. Чтобы самостоятельная птицефабрика приносила прибыль, необходимы развитый рынок торгово-посреднических и складских услуг и соответствующая инфраструктура, которые сегодня отсутствуют», – считает Боснак.

Обеспечение полного цикла во многом вызвано стремлением защититься от сырьевой зависимости. Наученные опытом прошлого неурожайного года, холдинги (например, ГК «Рубеж») покупают или строят растениеводческие комплексы, поскольку оптовая цена курицы при высокой стоимости кормов практически равняется ее себестоимости. В этом году урожай зерновых был рекордным, однако обезопасить себя от рисков все же имеет смысл.

Но не все согласны со стратегией выращивания собственных комбикормов. «Выращивание зерна – отдельный бизнес. На рынке есть трейдеры, занимающиеся скупкой и доставкой зерна, причем конкуренция между ними достаточно высока и их нельзя обвинить в сверхнаценках. Поэтому заниматься растениеводством смысла не имеет, тем более на Северо-Западе. Вот если бы мы работали в центральной полосе России и окружили себя зерновыми полями, это было бы другое дело», – комментирует Егор Яковлев.
Трудности дипломатии

Впрочем, отгородить себя от всех опасностей компаниям птицепрома не под силу. Во-первых, комбикорм является лишь одной их составляющих необходимого сырья. «Произошло подорожание белкового сырья, витаминов. Существенным оказался рост стоимости энергоресурсов. 80% стоимости электроэнергии мы оплачиваем по ставке, регулируемой государством, а 20% – вообще непонятно по какой цене», – удивляется Егор Яковлев.

Проблемой становится и привлечение кадров, особенно рабочих. «Сказывается невысокая привлекательность сельскохозяйственного труда и нехватка соответствующих учебных заведений. Мы стараемся повысить заинтересованность в работе на современной птицефабрике – обеспечиваем достойные заработную плату и условия труда, даем возможность обучаться. Птицефабрики участвуют в программе „Молодая семья“, которая позволяет молодежи приобрести жилье», – описывает Александр Боснак.

И третья существенная проблема – взаимоотношения с торговыми сетями. «Мясо в нашем регионе нужно в основном Петербургу. При этом в Петербурге предприятия не платят налоги. Налоги платят торговые сети, а они, в свою очередь, оказывают существенное давление на производителей, позволяя себе конкурировать за наш счет», – возмущается Егор Яковлев.

Существование понятных правил игры повышает интерес инвесторов к птицеводству. Но схема господдержки вызывает немало споров. «Шаги правительства выглядят как реакция на заявления США. А потому возникают сомнения в том, дадут ли что-то рынку эти заградительные меры и стоит ли проводить реформы в таком русле», – это мнение весьма популярно среди птицеводов.

Для сравнения: Евросоюз тратит на поддержку своих сельхозпроизводителей до 40% расходной части бюджета, Россия – около 1%. Наши производители ожидают и прямых дотаций или интервенций на зерновом рынке, и полного покрытия процентной ставки по кредитам. А главное – продолжения комплексной политики поддержки отечественных производителей. «Бройлерное птицеводство не будет развиваться, если его рентабельность менее 10−12%. Риски у нас крайне высоки. Мы не Tyson Foods в Америке, которая получает всего 3% прибыли при безумных дотациях госбюджета. Прямых дотаций (уже озвученных правительством) в размере 21 млрд рублей мы пока не получили», – говорит Яковлев.

Если все правительственные меры будут приняты, Россия вскоре будет способна обеспечивать себя мясом птицы. У нашей птицеводческой отрасли есть серьезный экспортный потенциал и, по расчетам аналитиков, через три-пять лет мы будем в состоянии экспортировать продукты птицепрома.
Источник: expert.ru

Также в разделе:

Свиноводческие предприятия Псковской области показали рекордные темпы роста объемов производства...

Псковская область: Россельхоз запретил транзит испанского сала в Украину...

Сельхозпредприятия Псковского района за год увеличили производство мяса на 22%...

Великолукский поставщик мяса добился возвращения достойного статуса предприятия...

Выставленное на торги имущество тямшанской птицефабрики планирует приобрести нынешний арендатор...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение